"Загадочный" акцент президента Грузии, в котором нет никакой загадки

© photo: Sputnik / StringerСаломе Зурабишвили
Саломе Зурабишвили - Sputnik Грузия, 1920, 19.06.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Многие эксперты пытаются докопаться до кулуарной подноготной разногласий, в очередной раз разразившихся между Саломе Зурабишвили и правительством Грузии. Насколько это отвечает конституционной обязанности президента обеспечивать единство грузинского общества?
Можно долго гадать, какие потайные нити связывают Саломе Зурабишвили с основателем "Грузинской мечты" Бидзиной Иванишвили. Существует даже версия, будто на фоне резолюции Европарламента, рекомендовавшей ввести персональные санкции против миллиардера, президент играет роль спасательного круга. Дескать, ее задача – перевести стрелки на правительство и правящую команду.
Но, во-первых, существует четкий перечень, за что по международным нормам устанавливаются санкции. В резолюции ничего конкретного из этого перечня не фигурирует. А критика, пусть и справедливая, вряд ли может служить достаточным основанием для их объявления. Во-вторых, нет никаких осязаемых свидетельств в пользу того, что Зурабишвили слепо "пляшет под дудку" олигарха. Разве что единодушное утверждение всех комментаторов: своим президентством она целиком и полностью обязана ему.
Это, однако, не помешало Зурабишвили после появления у Грузии препятствий в получении статуса кандидата в члены Евросоюза подчеркнуть: "Я не считаю, что мы вправе отказываться от данного процесса ради кого-нибудь, будь то Саакашвили, Гварамия или Бидзина Иванишвили" ("Ахали таоба", 13.05). Чем, между прочим, дала повод обрушить на себя не менее единодушную критику от тех же комментаторов, поспешивших упрекнуть ее в черной неблагодарности.
Риторика "Грузинской мечты" после принятия злополучной резолюции направлена на то, пишет "Квирис палитра" (13-19.06), что Европа ведет себя не по-европейски. От себя заметим, что мало кто задумывается, насколько достойно и цивилизованно реагирует в ответ на критику (хоть и явно выходящую за рамки дипломатической корректности) сама правящая команда. Как, впрочем, и немалая часть грузинского общества.
Леворадикальная (естественно, условно) "Грузия и мир" (13.06) называет Зурабишвили не иначе, как "внедренным в страну агентом влияния Запада". Добавляя, что она открыла здесь у нас пресловутый "второй фронт". Рупор национал-радикалов "Асавал-Дасавали" (13-19.06) устами правозащитницы Наны Какабадзе задает президенту 10 вопросов. И первый: не являются ли оскорбления и унижения со стороны европейских структур попранием национального суверенитета Грузии?
Но ведь никто силком никого в Евросоюз не тянет. Как никто не оспаривает и того, что в этом состоит осознанное и твердое желание, как минимум, 85% грузинского населения. Помехи в получении кандидатского статуса и последовавшие разногласия Саломе Зурабишвили как с правящей партией, так и с оппозицией подтвердили досадную политическую реальность. Ее справедливо подметила одна из лидеров "Лело" Ана Нацвлишвили: объединение с трудом дается этой стране, где все мнят себя центром Вселенной ("Ахали таоба", 17.06).
© photo: Sputnik / StringerМитинг за евроинтеграцию в столице Грузии с участием Саломе Зурабишвили
Митинг за евроинтеграцию в столице Грузии с участием Саломе Зурабишвили - Sputnik Грузия, 1920, 19.06.2022
Митинг за евроинтеграцию в столице Грузии с участием Саломе Зурабишвили
Оказалось, политический спектр Грузии не в состоянии договориться и совместно поддержать даже идею, в отношении которой присутствует практически полный общественный консенсус. Доходит до парадоксов. И правящая партия, и оппозиция отказались участвовать в объявленной президентом на 16 июня общегражданской акции, призванной зафиксировать стремление страны… к европейским ценностям(?!).
Что, между прочим, подтвердило справедливость критики, которую президент адресовала власти и оппозиции на брифинге после своего возвращения из Брюсселя. В Страсбурге меня встретило "испорченное дело", заявила она. Добавив, что оппозиция работала на достижение собственных целей, а правительство попросту не выполнило свою работу ("Резонанси", 15.06).
Зурабишвили упрекает правительство, правительство – Зурабишвили. А оппозиция расценила акцию 16 июня даже как попытку президента… расчленить народ ("Ахали таоба", 17.06)! В плане стремления Грузии оказаться в европейской семье оппозиционные лидеры признают только митинг, собственноручно назначенный на 20 июня.
Это наша вина: президент Грузии прокомментировала решение Еврокомиссии >>
Дата настолько неординарная, что премьер-министр Ираклий Гарибашвили не удержался от намеков: под видом требования о статусе от оппозиции можно ожидать чего угодно ("Резонанси", 14.06). Хотя называть вещи своими именами не стал. Зато Тако Чарквиани проговорилась вполне однозначно: встанем 20 июня все вместе, как стояли в "гавриловскую ночь" ("Ахали таоба", 17.06). Собственно, подспудный смысл цифры 20 был ясен изначально – день не выходной. К тому же, обсуждение в Еврокомиссии пришлось на 17-е, а принятие самого решения – на 23-24-е…
Аналитики в один голос не рекомендуют переводить акцию 20-го июня во внутриполитическую плоскость, прикрывая ею требование об освобождении Михаила Саакашвили. Тем не менее, крайне маловероятно, что "Нацдвижение" откажется от столь удобной возможности предпринять очередную попытку дестабилизировать обстановку в стране.
Ситуация, как всегда, продемонстрировала, что у наших политических лидеров на уме не идеи, а личные и узкопартийные амбиции. Каковы при этом амбиции президента Саломе Зурабишвили и чем она руководствовалась, вступая в конфликт со властью и оппозицией, судить пока трудно. Но как считает политолог Вахтанг Дзабирадзе, в данном случае президент заняла единственно верную позицию, которая отвечает устремлениям подавляющей части населения Грузии ("Квирис палитра").
Саломе Зурабишвили, безусловно, фигура неоднозначная. При всем своем очевидном патриотическом настрое, поступки и суждения ее не всегда вписываются в традиционные для грузинского менталитета модели поведения. Долгое время ее беспрестанно упрекали в плохом знании грузинского языка. Хотя язык и самоидентификация ее, вроде бы, не должны вызывать сомнений. Особенно с учетом того, что она родилась, воспитывалась и сформировалась как дипломат во Франции.
Мы рады, что Еврокомиссия официально признала европерспективу Грузии - "Грузинская мечта" >>
Не берусь судить о Зурабишвили как о политике, но оценка деловых качеств человека по второстепенным и косвенным признакам – это, хочу заметить, вообще одно из наиболее слабых наших мест. Принцип, точнее, пережиток, крайне сомнительный и очень далеко отстоящий от истинных европейских подходов и ценностей.
Тут к месту вспомнить, как остроумно защитил Зурабишвили от участившихся нападок один из крупнейших грузинских бизнесменов Темур Чкония: "Президент Саломе Зурабишвили лучше всех наших политиков владеет языком дипломатии". Сегодня, в условиях амбициозных претензий нации на звание европейской, это действительно важно, как никогда. Аналитики отмечают, что после недавнего визита нашего президента в Италию правительство страны, проявлявшее нерешительность по отношению к Грузии, твердо зафиксировало свою поддержку.
Чем закончится спор двух основных ветвей власти? Скорее всего, ничем. Впрочем, аналитики полагают, что, невзирая ни на что, у Грузии остается неплохой шанс еще на один шаг приблизиться вместе с Украиной и Молдовой к европейкой семье.
Правда, судя по публикациям, далеко не все в грузинском обществе осознают, что пребывание в Евросоюзе налагает на государство и социум массу новых обязательств, как и в случае с Саломе Зурабишвили, не всегда соответствующих привычным моделям поведения.
По материалам грузинской прессы
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Лента новостей
0