15:45 21 Ноября 2019
Прямой эфир
  • EUR3.2956
  • 100 RUB4.6553
  • USD2.9776
Шествие протестующих с требованием отставки Георгия Гахария

О чем поведал нам тбилисский "Марш свободы"

© Sputnik / Vladimir Umikashvili.
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Протесты в Тбилиси: горячее лето 2019 (363)
2722115

Колумнист Sputnik Грузия делится впечатлениями о субботнем марше протеста на проспекте Руставели и пытается оценить процессы в сознании грузинского общества, которые он отразил

Флаги, море флагов. Невольно привлекают взор симпатичные девушки – символ миролюбия. На фоне шествия фотографирует друг друга колоритная парочка - иностранцы. Возможно, муж и жена. Снуют торговцы. У одного тележка со льдом и водой, а на спине антироссийская надпись. Бизнес есть бизнес …

Субботнему шествию по Руставели, анонсированному как "Марш свободы", по идее, суждено было стать своего рода кульминацией недели протестов. Оппозиция обещала вывести десятки тысяч со всей Грузии - последние дни часть ее лидеров пыталась любой ценой перехватить инициативу общественного недовольства.

Чем измеряется градус протеста в Тбилиси? "Марш свободы" и новый митинг у парламента >>

Высокий накал политических страстей всегда оттесняет на задний план первопричину. В контексте акции все реже фигурировал депутат Думы Сергей Гаврилов, столь неудачно севший в кресло председателя грузинского парламента. А эмоциональные требования протестующих, дав повод для подрыва турсезона и лари, что нетрудно было предугадать, обрели конкретную форму.

Сразу оговорюсь – сказанное наводит далеко не на самые здоровые размышления. Речь о политических персонах, фон намеренно или неосознанно создавших, а затем решивших им воспользоваться. Насколько получилось?

Предсказывать еще рано. Очевидно после вчерашнего пока лишь одно – "Марш свободы" свое название оправдал. Во всяком случае шествие действительно получилось свободным. Никто ему не препятствовал, а скромно представленная полиция заранее перекрыла движение по всему маршруту следования и доброжелательно поддерживала порядок. Не возьмусь утверждать, что где-то рядом не затаился спецназ, но обстановка на проспекте царила мирная. Если б только не плакаты с выбитым глазом и надписью: "Уходи!".

Впрочем, судя по визуальным впечатлениям, ни у кого, включая меня, не возникало ощущения тревоги и грозно сгущающихся туч. Да и протестующих оказалось далеко не 100 и не 200 тысяч. Даже не вдвое меньше: по различным оценкам в акции приняли участие от 10 до 15 тысяч человек.

Хотя, признаюсь, никогда не мог понять, с какой стати справедливость каких-либо требований надо огульно увязывать с числом митингующих?! Но в данном случае, на мой взгляд, в этом проявились факторы, существенно повлиявшие на политический настрой общества в целом.

Начнем с того, что шествие, заявленное как "Марш свободы", по характеру и сути с понятием свободы связано было как-то очень уж условно. Митингующие добивались отставки министра внутренних дел Грузии Георгия Гахария. Не берусь судить, какова его роль, ответственность или вина в ходе отражения штурма парламента за неделю до этого. Однако полагаю, что ни по официальному статусу, ни по политическим масштабам Гахария в громкую роль диктатора, на всеобщую борьбу за свободу с которым надо поднимать народ, никак не вписывается.

"Абсолютно легитимно"- Гахария взял на себя ответственность за разгон акции >>

А тем временем политические, и вполне обоснованные, требования общественности власть хоть и не сразу, но удовлетворила. В частности, изъявила согласие на проведение парламентских выборов целиком по пропорциональной системе.

На митинг - как на работу
На митинг - как на работу

Но в данном случае возникает ощущение подмены понятий, и, не исключено, что в этом деле существует иная подоплека. Что в ту злополучную ночь обусловило решение стрелять по людям резиновыми пулями? Кто и почему вел прицельный огонь, и отнюдь не по ногам? Вообще, когда и с какой целью были закуплены мощные патроны?

Ответов пока нет. Но примечательно не это: возникает впечатление, что в детальном расследовании заинтересован только… сам Гахария! А некоторые представители власти, не говоря уже об оппозиции, похоже, не прочь разобраться как можно быстрее и именно на волне эмоций. Только грузинскую общественность, на собственном опыте познавшую горький вкус эмоциональных решений, провести теперь непросто. Она тонко все это чувствует. И, как видно, вступать в драку за чьи-то должностные кресла не захотела.

Вчерашнее шествие получилось очень эмоциональным, шумным, красочным, можно даже сказать, впечатляющим. Но не внушительным. Ни числом, ни качеством оно явно не отражало совокупного мнения грузинского общества. Отдельно плотной шеренгой шел авангард некоторых оппозиционных партий. Точнее, ряд партийных лидеров. Немало было в общей массе и любопытствующих, включая случайно затесавшихся туристов. А сбившаяся в кучку группа активных молодых людей говорила между собой на фарси и явно не понимала, что происходит.

Однако основную массу протестующих составляла молодежь, искренне изливавшая свое возмущение. Которая никому уступать свой протест не собиралась и ни с кем смешиваться не желала. Эти энергичные юноши и девушки с открытыми, честными, неагрессивными лицами вызывали неподдельную симпатию, даже зависть. Они шумели, выкрикивали лозунги, дули в свистульки и дудочки. И больно мне за них стало по одной единственной причине: к сожалению, они не могли помнить, в отличие от нас, что в свое время такими приемами уже пользовалась "Кмара", когда скандировала очередному режиму: "Уходи! Уходи!".

Правящая партия Грузии призвала своих сторонников не проводить контр-акции >>

Правящей команде очень повезло, подумалось мне. "Третья сила", о которой столько говорилось, оформиться так и не сумела, а следовать за второй основная часть грузинского общества не видела смысла. Ночь 20 июня, по большому счету, обернулась для нее лишь попыткой сохранить лицо. Неудачной.

Один их полицейских, стоящих неподалеку, тихо произнес вслух с тоской в голосе: "Неужели все это будет продолжаться вечно?". На вид я бы дал ему лет 35-40 и потому мысленно ответил: "Нет, не будет!" Потому что еще с тех пор, когда ему было пять или десять, я наблюдаю за митингами на Руставели. И вижу, как постепенно все меняется.

Было время, мы ложились на железнодорожные рельсы, сами себе объявляя блокаду. Теперь действуем немного осмотрительней. Хоть и не всегда соразмеряем остроту лозунгов с конечным их эффектом.

Главное – общество наше постепенно приходит к осознанию того, как важно, чтобы в качестве пламенной идеи свобода из абстрактного понятия своевременно трансформировалась в конкретную программу.

Оно не желает резиновых пуль, слезоточивого газа и водометов. Но и революции не хочет. Потому что постоянные революции толкают нас в хаос беспредела, мешая принимать оптимальные решения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Темы:
Протесты в Тбилиси: горячее лето 2019 (363)


Главные темы

Орбита Sputnik