01:14 14 Июля 2020
Прямой эфир
  • EUR3.4673
  • 100 RUB4.3180
  • USD3.0614
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (141)
141271

История еще одного, на первый взгляд, обычного тифлисского дома в устах колумниста Sputnik Грузия Екатерины Микаридзе, по традиции, звучит таинственно. А как же по-другому, когда в культовом сооружении горячо переплетаются истории любви и судеб, прошлого и настоящего

Люблю дома, наполненные лирическими историями. К ним изначально по-другому относишься. И даже при условии, что дом окутан легендой, в которой лишь сотая часть имеет отношение к истине.

Цветы от городского зодчего, или Почему так манит дом Оганджанова с вангоговской печалью? >>>

Наличие легенды или правды, приперченной милейшим вымыслом, разжигает любопытство и дает волю воображению. И ты уже можешь нафантазировать себе кучу романтических пассажей, если это самое воображение у тебя богатое. Ну, или не богатое, а вполне себе скромное, но имеется вера в прекрасные души порывы, в любовь, в общем, в высокое. О нем-то и пойдет речь.

Перекличка времен, перекличка миров

Дом, о котором пойдет речь, принято рассматривать в контексте любовной истории известного тифлисского предпринимателя Микаэла Арамянца с Евгенией Шхиянц.

Фасад дома со стороны тупика
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фасад дома со стороны тупика

Предприниматель был успешен в делах, но несчастен в личной жизни. Уличив свою супругу в измене, Микаэл Овсепович подал на развод. Бракоразводный процесс затянулся на долгие восемь лет. В конце концов, он получил свободу и в придачу к ней одиночество. А через некоторое время предпринял попытку обрести счастье заново.

Игра с тенями
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Игра с тенями

Его избранницей стала, как сегодня назвали бы ее, светская львица Евгения Шхиянц. В знак своей любви Микаэл подарил Евгении трехэтажный дом, что, впрочем, не помешало ей уйти от Арамянца к другому мужчине. Хотя в этой версии событий более вековой давности все шатко и неопределенно. И любовная развязка, где говорится, что Шхияц вернулась к Арамянцу спустя какое-то время и умерла на руках в результате тяжелой болезни, и то, что именно этот дом подарил ей щедрый возлюбленный. Утверждать можно лишь то, что герои этой истории на самом деле существовали, и Арамянц был и правда крайне щедр.

Лестничный ажур
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Лестничный ажур

Особняк, который так часто фигурирует в этой истории, имеет довольно интересное местоположение. Попасть в него можно разными путями. С улицы Костава, если, выйдя со станции метро Руставели, двигаться в сторону так называемого тоннеля, и с улицы Зандукели, это уже направо от метро, вверх от здания Макдональдса. Мы отправимся к дому по тоннелю.

Вход в ресторан
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вход в ресторан

Идем, придерживаясь левой стороны. Арка, первый двор, нет, нам не сюда. Заходим в следующие ворота. Тут маленький двор с дорогой на возвышение. Вот оно – свидетельство горячих и пылких чувств. Стоит себе на пригорке и снисходительно взирает на нас, грешных. Интересная особенность. Супротив этого дивного чуда с резными верандами стоит доходный дом самого Микаэла Арамянца. Ну, то есть они смотрят прямо друг на друга. Доходный дом – это тот самый, что выходит фасадом на улицу Костава. И очень смахивает на сказочный дворец. Чтобы было понятней, попасть к дому Евгении можно через внутренний двор Микаэела. Вот оно как! А теперь медленно ползем к дому вверх.

Кинематографическая история

Я как-то забрела сюда в теплое время года. Хорошо было. Солнце уже закатилось за горизонт. Ветер начал наигрывать вечернюю мелодию. Кто его знает, какие это были ноты. Но сочетание было приятным.

Так и подмывало присесть за один из столиков и обратиться в один большой глаз или слух, чтобы все увидеть, нечего не упустить из виду. Ни рыжего марева, размазанного по небу закатом, ни дивных отражений в стеклах торчащего упрямой свечой стеклянного отеля Билтмор, ни семенящих по улице людей. И про звуки не забыть, прислушаться к городскому шуму.

Вид на город с террасы
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид на город с террасы

Дом, построенный по проекту известного тифлисского архитектора Озерова, находится на возвышении. Поэтому с террасы, как на ладони, просматривается  весь город. В общем, великолепная панорама. Особенно, когда в сумерках загораются гирлянды развешенных по двору желтых лампочек.

Присматриваюсь к деталям, самые выразительные – резные кружева из дерева. По цвету заметно, отреставрированы недавно. Четыре года назад весь первый этаж был продан под коммерческую площадь. Теперь тут расположен модный ресторан "Кето и Котэ".

Первый этаж отреставррован
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Первый этаж отреставррован

- Нет, нет, снимать интерьер категорически запрещается, - говорит менеджер, заметив, что я собираюсь фотографировать. - После покупки площади мы старались по возможности все сохранять, нечего не трогать, не вмешиваться грубо.

Время моего посещения ресторана дневное. В это время суток людей бывает мало. В дальнем углу второго зала сидит пара, иностранцы. Проходим мимо старинных дверей из зала.

Ближе к Мастеру, или Как дом, в котором родился Параджанов, превратился в отель >>>

- Старинные, - отвечает менеджер, кивая на них. Потом показывает на кафельную печь. – Знаете, в день открытия нашего ресторана мы ее затопили. Так что она действующая, не бутафория, - улыбается она.

Идем дальше. В следующем зале женщина просит обратить внимание на пол.

- Хотелось сохранить полностью напольное покрытие. Для этого мы сняли оригинальное покрытие. Уложили новое, в основание, старое дерево уложили сверху, - водит носком туфли по полу менеджер.

Верхний этаж видимо надстроили гораздо позже
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Верхний этаж видимо надстроили гораздо позже

- Скажите, а почему ресторан называется "Кето и Котэ"?

- Все просто, - улыбается уже в дверях менеджер, - дело в том, что во дворе этого дома снимали один из эпизодов культового фильма "Кето и Котэ".

Понятно, отмечаю для себя, идея с названием ресторана лежала почти на поверхности. Владельцы ее удачно использовали. Ну вот, еще одна любовная история.

Томная нега и символ ожидания

Прежде чем зайти в парадную, глаз спотыкается о мемориальную доску, и не одну. На одной из них говорится о том, что дом построен по проекту Александра Озерова, а на другой, что тут жил известный композитор Давид Торадзе. Кстати, тупик, в котором находится дом, если подниматься к нему, все время придерживаясь правой стороны, по улице Зандукели, носит имя композитора. Снаружи дом без видимых трещин, ладно скроенный и аккуратный. Вот только одна из боковых сторон дома изуродована наружными трубами ресторана.

Так выглядит боковая стена исторического дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Так выглядит боковая стена исторического дома

Парадная. Тут ничто не предвещало сюрпризов вообще. Ну рассеянные по лестницам тонкой работы цветы, так к этому уже привыкаешь за время хождения по старым домам. И вдруг галерея, нет балкон, прямо в парадной, да еще с лепниной на этих самых балконах! Причем освещение тут немного приглушенное. От того на все эти изыски свет ложится мягко. И все попадающееся на глаза тонет в томной неге.

Уходить из такой парадной совсем не хочется
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Уходить из такой парадной совсем не хочется

Где обитала Евгения сама? Тут, за узкими высокими дверями? И, провожая Микаэла, выходила на этот почти театральный балкон? Кто его знает, как было на самом деле. Но очень хочется верить именно в эту версию.

Элементы внутренннего декора
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Элементы внутренннего декора

Продолжаю путь наверх. На третьем этаже парадная немного переделанная. Ты даже не сразу понимаешь, что тут не так. Изумление вызывает другая деталь. В уменьшенной парадной устроено что-то вроде импровизированного арт-салона. На стене прямо перед лестницами висит старое большое зеркало. Под ним журнальный столик и рядом старинное изящное кресло.

Гостиничная, Эриванского, Ленина, Свободы – место, где пересекаются поезда истории >>>

Озадаченная, я начинаю оглядываться. Нет, если бы я забрела в парадную дома в каком-нибудь европейском доме, я бы нисколечко не удивлялась. У них, в конце концов, все парадные так устроены. И потом, заглядывая в наши отечественные парадные, иной раз приходишь в негодование от равнодушия населяющих его жильцов. А тут мебель дорогущая у входа в квартиру тебя ожидает, словно хозяева радушно приглашают передохнуть случайного и неслучайного путника.

Уголок ожидания
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Уголок ожидания

После первого шока я стала рассматривать стены, сплошь усеянные фотографиями известного музыканта, пианиста Александра Торадзе. Потом начала стучать в двери, их тут две, но не дождавшись никого, медленно пошла вниз.

На втором этаже, аккурат у балконов, на лестничной клетке вырос мужчина. Представился охранником и сказал, что второй этаж закуплен частным лицом и снимать фотографии тут не рекомендуется.

Томный и романтичнский флер
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Томный и романтичнский флер

- Он квартиру себе тут купил, а не все историческое здание, - отрезала я.

- Возможно и так, но я хотел бы вас попросить не снимать все равно, - продолжал заученный урок охранник. Я хотела было подразнить его и сказать, что все, что мне нужно было, я уже сняла. Но тут вспомнила про третий этаж и обратилась с вопросом:

- А кто живет на третьем этаже?

- Это квартира Лексо Торадзе, музыканта. Сам он живет в Америке, там сейчас кто-то из родственников живет. Трудно поймать кого-нибудь вообще дома, - и охранник с извиняющимся лицом, последовал вниз.

Деталь из интерьера
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Деталь из интерьера

Дом покидала я не спеша, обдумывала историю людей, оставивших след в грузинской культуре. Речь идет о звездной паре: известном композиторе Давиде Торадзе и популярной актрисе Лиане Асатиани. Молодые люди полюбили друг друга, поженились, и в 1952 году у них родился сын Александр.

Дома-инвалиды: кто замолвит слово о старых домах чудесного Тифлиса? >>>

Много лет спустя, в 1983-м Лексо, так называют пианиста на родине, эмигрировал в Америку. Точнее было так, он уехал с гастролями в Испанию и не вернулся. Можно легко представить, каким резонансным оказалось решение пианиста. Ведь получалось, что Торадзе убежал из СССР.

В летнее время в этом дворе не протиснуться
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
В летнее время в этом дворе не протиснуться

Границы были закрыты, и чтобы принять такое решение, нужна была недюжинная смелость. Отец Давид Торадзе ушел из жизни в тот же год. А вот актриса Лиана Асатиани наверняка пережила ни одну травлю, прежде чем Союз распался и наступила долгожданная свобода. Лиана Асатиани из Грузии не уехала и продолжала жить в этом самом доме. Жить в ожидании праздника. Потому что каждый приезд детей (дочь живет в Англии) бывал для нее событием. Актриса, сыгравшая в более чем в 15 грузинских фильмах, ушла из жизни в 2014 году.

Загадочные истории о других домах Тифлиса вы можете прочитать здесь >>>

К этому времени я уже вышла из дома, прошла до начала тупика, чтобы свернуть на улицу Зандукели. И на минуту задержалась, вернулась мысленно к мебели в парадной. Старинное кресло, обнаруженное там, казалось мне теперь не просто элементом интерьера, а символом ожидания самого дорогого…

Темы:
Прогулки по Тифлису (141)
Теги:
Грузия, Тбилиси


Главные темы

Орбита Sputnik