05:22 15 Апреля 2021
Прямой эфир
  • EUR4.1177
  • 100 RUB4.5431
  • USD3.4432
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Прогулки по Тифлису (165)
3326150

О реставрации здания легендарной Тбилисской художественной академии им. А. Кутателадзе с его неизвестными и известными сокровищами, секретами и чудесными залами рассказывает в рамках проекта "Прогулки по Тифлису" колумнист Sputnik Грузия Екатерина Микаридзе

Я бы в художники пошла только за тем, чтобы почаще бывать в академии художеств. Не раз в год и не два за месяц, а каждый день. Прохаживаться по фантастическим залам, дотрагиваться до дверей, стен и стекол. Для убедительности, что "оно" настоящее и живет в моем городе, а не только в мечтах и грезах. Ведь "такое" разве что в сновидениях привидится. И то, если воображение очень богатое. А тут на тебе, совершенно осязаемая сказка. До малейшего кристалла на витраже, до звука, запаха.

Детские мечты и тайна зазеркалья

До здания академии художеств я добралась к середине дня. Когда солнце ласково заигрывало с витражными стеклами на окнах и подчеркивало красоту скульптурных украшений снаружи. В общем, погода набивалась мне в сообщники.

Фасад Тбилисской академии художеств
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фасад Тбилисской академии художеств

Шла я туда с намерением попасть внутрь. Хотя, конечно же, понимала всю безнадежность затеи. В академии уже лет пять идет масштабная реставрация. К слову, она в ней ни разу, за всю историю существования не проводилась, а построен он в 1856 году. И вот, наконец, государство выделило средства и работы начались. Окончание работ и торжественное открытие планируется в конце марта. Поэтому на данном этапе все доводят "до ажура". Во дворе академии полно людей в строительной униформе: пилят, лепят, красят. Подхожу к компании мужчин. Представившись, спрашиваю на всякий случай, а реально ли попасть в здание.

Чем не сказочный дворец
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Чем не сказочный дворец

- Вы поймите меня, - говорит один из них, - в залах строительные леса, а я отвечаю за вашу безопасность. И даже при самом большом моем желании я не могу вам разрешить войти, - выдает вполне ожидаемый ответ, судя по всему, старший по чину.

Делаю еще одну попытку и спрашиваю о находках, обнаруженных во время процесса реставрации.

- Знаете, я читала в СМИ, что специалисты во время восстановительных работ обнаружили потайную лестницу. В каком из залов она находится?

И еще раз о витражах
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
И еще раз о витражах

Компания из нескольких человек, собравшаяся у входа, начинает переглядываться и таинственно переглядываться.

- О чем она говорит? Какая такая лестница? - спрашивает один другого. - Это маленькая деревянная, что из большого зала ведет на чердак?

Росписей здесь много, только успевай работать камерой
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Росписей здесь много, только успевай работать камерой

В это время "старший" подзывает какого-то сотрудника и поручает провести меня в здание академии. Радуясь подвернувшейся удаче, пулей бросаюсь к зданию, чтобы чего доброго начальник не передумал.

Сотрудник прокладывает путь по потайной лестнице
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сотрудник прокладывает путь по потайной лестнице

История удивительного здания начинается с имени купца, решившего отстроить себе почти царский дворец. Вардан Аршакуни занимался рыбной промышленностью и зарабатывал видимо немалые деньги, раз построил себе такой дворец. Преодолеваем с моим провожатым лестничный пролет с лесами и застывшей в танцевальной позе скульптурой.

Тбилиси кинематографический: дома, попавшие в объектив >>>

Примечательно, что снаружи здание построено в европейском стиле, а вот интерьер оформлен в восточном. Для строительства собственного особняка Аршакуни не жалел ни средств, ни специалистов. Проект здания разработал архитектор по имени Григорий Иванов. Никогда до сих пор его фамилия не попадалась. А вот для декорирования внутреннего убранства особняка пригласил из Ирана каджарских мастеров. Аршакуни хотел максимально приблизить особняк к царскому дворцу.

Фрагмент росписи
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фрагмент росписи

Мой провожатый меж тем подводит меня к прикрытой двери. Приоткрывает ее и заговорщически улыбаясь, приглашает войти.

И тут я, без преувеличения, теряю дар речи. Ничего подобного я никогда и нигде не видела. И вряд ли увижу вообще. Это знаменитый зеркальный зал академии. Инкрустированный зеркальными фигурами и настенными росписями. Хотя, правильнее сказать – не зал, а зазеркалье!

А это та самая умопомрачительная зеркальная комната
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
А это та самая умопомрачительная зеркальная комната

Так и хочется потрогать эти зеркальные осколки, ощутить под пальцами холод таинственной амальгамы. Сложно придумать что-либо роскошнее этого зала. Невозможная роскошь. Почти ослепляющая. Зажмуриться от нее хочется. Вот теперь можно точно говорить о том, что в своих стараниях приблизить особняк по оформлению к царскому дворцу Аршакуни несомненно добился успеха. Хотя, может быть, он всего лишь стремился воплотить во дворце свои детские мечты.

Находки, сделанные во время реставрации

Выходим с моим проводником в смежный зал, не менее живописный и красивый, с массивной кованной дверью и опять же богатой росписью. Дальше пространство, оформленное в нежно розовых тонах, по размерам оно солидно превосходит предыдущие помещения. Тут впору званные балы устраивать.

Выхватываем витражные окна
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Выхватываем витражные окна

Аршакуни, кстати, собирался устроить такой по завершению строительства, да не успел. Владелец скончался, когда во дворце завершали работу над лестницей. После кончины Аршакуни, в 1869-1889 гг. в доме поселилось тифлисское артистическое общество. Тут помещался артистический кружок со своей гостиницей, театром, танцевальными залами, с биллиардными и библиотекой. В 1902 году левую часть дома купила семья Кобулашвили. И немного ее переделала.

Фрагмент потолочной росписи
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фрагмент потолочной росписи

Указом народного комиссариата просвещения в 1922 году была образована Академия художеств, и поселилась она в этом здании. Основана академия была на базе художественной школы, которая к этому времени уже существовала. В тот же год при академии была открыта художественная школа, которая служила трамплином для поступления в академию. Инициатором создания школы был грузинский живописец Мосе Тоидзе.

Фрагмент богато декорированного вестибюля
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Фрагмент богато декорированного вестибюля

И еще один интересный момент. С момента открытия академии, в здании также располагалась мастерская профессора Генриха Гриневского. Того самого, который занимался сказочной росписью потолка в одном из корпусов национальной библиотеки. В этой мастерской Гриневский не только работал, но и жил вместе со своей супругой - балериной Марией Перини. Супруги жили в академии вплоть до того момента, когда за Гриневским пришли из НКВД. Его арестовали и, обвинив в измене родины, расстреляли. Реабилитировали художника в 50-х.

Настенная роспись
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Настенная роспись

Репрессиям подвергались в тот период очень многие деятели культуры и среди них были педагоги академии. Академию художеств в связи с политическими "чистками" на некоторое время даже закрыли. Возобновился учебный процесс через два года - в 1933 году.

Строительные леса пока повсюду
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Строительные леса пока повсюду

- Ну что, идем к потайной лестнице? – отрывает меня от размышлений проводник и направляется уверенным шагом в выставочный зал. В середине вальяжного и светлого зала строительные леса. Справа - едва заметное отверстие. Вот он - крохотный лаз в стене, вверх ведут крутые деревянные ступени.

Последний из Магикян, или О чем рассказывает витражное стекло на двери? >>>

- Я вместе с вами иду туда первый раз, - говорит строитель, прокладывая путь. Наверху нас встречает ничем не примечательное пространство. В самом конце круглое витражное окно. Зафиксировав его, возвращаемся вниз. Мой проводник, будто что-то вспомнив, говорит:

- Пойдемте, я вам покажу еще кое-что.

Настенная роспись над лестницами
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Настенная роспись над лестницами

В следующую минуту мы попадаем в небольшую комнату, где на одной из стен сохранился эпизод кафельной кладки. Стена замазана, еще не обработана, реставраторы явно пока не добрались до нее.

- Его почистят, законсервируют. Доведут до ума, - говорит мой собеседник. Судя по всему, на этом участке изначально размещались туалетные комнаты.

Роскошный зал с доминирующим розовым
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Роскошный зал с доминирующим розовым

Походив по залам, мы начинаем медленно идти к выходу. Старый кафель, потайная лестница. Читала еще, что под верхними росписями реставраторами были обнаружены другие. Но больше открытий, кажется, не ожидается. И в тот самый момент, когда промелькнула сия мысль, в парадной возникает фигура высокого сухопарого человека.

- Мераб с первых дней реставрации на этом объекте, - говорит о высоком проводник. - Знает больше всех остальных вместе взятых.

Трудно расставаться с красотой
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Трудно расставаться с красотой

- Замечательный памятник истории, - говорит художник-оформитель строительной компании "Икорта 2007" Мераб. – Просто мне не удалось убедить специалистов в необходимости сохранения отопительной системы. В процессе реставрации мы обнаружили в стене кирпичные трубы, это такие выемки специальные. То есть, котельная была, по всей видимости, внизу, и по этим отверстиям из кирпичей шло тепло и дом отапливался. Это была очень хорошая находка.

Есть тут и такая башня
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Есть тут и такая башня

- Но реставраторы заявили, что стену нужно выравнивать и оставлять эти выемки нецелесообразно. А жаль, потому что иностранец, посетивший дворец, особенно в зимнее время, обязательно поинтересуется, а как же отапливались в таком гигантском особняке хозяева. Можно было законсервировать хотя бы небольшой фрагмент. Увы, не вышло, - говорит Мераб.

Тбилисский капитал

Мераб, наблюдая за тем, как я щелкаю уже парадную говорит, что богатая лепнина с позолотой – уже новодел.

Кафель, сохранившийся со времен первого владельца
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Кафель, сохранившийся со времен первого владельца

- Не хочу вводить вас в заблуждение, но потолок со стенами оформлялись в 1968 году. Руководил работами некий Халатов. Вы понимаете, самое ценное в здании – это сохранившаяся роспись и фрагмент с кафелем. Это те самые островки, которые сохранились со времен первого владельца.

- Читала о том, что здание, оказывается, стояло столько лет без фундамента. Правда ли это?

- Абсолютная, но это было в прошлом. Мы ему такое укрепление сделали, лет на 200 хватит, ну а потом дело потомков заботиться о нем дальше, - отвечает мне мой проводник. - Оно стояло будто впаянное в землю. И продержалось в таком состоянии за счет качества этой постройки.

Трудно оторвать глаз
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Трудно оторвать глаз

Поговорив еще немного о реставрации, мы выходим на улицу. Здание объемное и колоритное, снаружи вовсю красят балконы, наводят последний блеск. Направляю объектив на симпатичного рабочего, с энтузиазмом машущего кистью.

- А можно я вас сфотографирую за процессом работы?

- Конечно можно, - улыбается мужчина, смахивающий внешне больше на художника или писателя.

А это та самая умопомрачительная зеркальная комната
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
А это та самая умопомрачительная зеркальная комната

- Я вообще-то по специальности не строитель и не реставратор, - лицо бородатого симпатяги растягивается в доброй улыбке. – Я музыкант, мы с Сосо Павлиашвили и его супругой Нино однокурсниками были. Ну а потом жизнь так сложилась, что я сменил смычок на кисточку, - продолжает он. - Но мне мое дело нравится, это тоже искусство. Мы ведь ежечасно с такой красотой имеем дело, грех жаловаться на судьбу. Знаете, сюда иностранцы заходят и абсолютно обомлевшие от архитектурных изысков решают вдруг покупать квартиру в Тбилиси. Так одна американка из Нью-Йорка заявила, что хочет жить у нас, потому что нигде не встречала так много красивых домов в одном городе. Мы даже не подозреваем, какими несметными сокровищами обладаем.

Вид на здание со двора
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид на здание со двора

Точно, соглашаюсь я про себя. Нам бы эти сокровища лелеять и беречь. Это, пожалуй, и есть самый ценный тбилисский капитал.

Темы:
Прогулки по Тифлису (165)

Главные темы

Орбита Sputnik