17:31 27 Ноября 2020
Прямой эфир
  • EUR3.9466
  • 100 RUB4.3828
  • USD3.3137
Колумнисты
Получить короткую ссылку
160754

Выигранные дела, проигранная карма, отчаяние и надежда. Иногда жизнь, которой живешь, может превратиться в сплошной кошмар - для тебя, а для других покажется сплошным везением

Высокий импозантный мужчина с благородной равномерной сединой сидел в кресле парикмахерской, задумчиво покусывая кончик уса. Стилистка Марго уверенно колдовала над его еще богатой шевелюрой, где-то подравнивала, где-то подбривала, стараясь не беспокоить его без причины. Она знала: ее постоянный клиент, батони Котэ, не любит лишней суеты.

Сам Котэ, или Константин Г-дзе, адвокат с 30-летним стажем работы, в этот момент был занят малокультурным занятием – подслушивал чужой разговор, обрывки которого доносились до него из другого конца зала.

– …Везучий он, этот Котэ. По жизни как по маслу ехал, – рассказывала негромко толстая маникюрщица старухе-уборщице в подсобке, не учитывая акустики зала. Спешить было некуда. Наплыв клиентов ожидался позднее.

– Женился выгодно. Жену с квартирой взял… – не замолкал прокуренный голос. – В доме у него стулья резные с мадоннами. Антиквар на антикваре стоит, дыхнуть негде.

Котэ удивленно дрогнул бровью. Откуда они это все знают? Никто из парикмахерской у него дома никогда не был. Ходят все свои люди. Как тут не выругаться?! Проклятый город, где ничего не скроешь.

Котэ и в институте все считали везунчиком. Все при нем. Родители – врачи со связями. Он единственный сын. Поездки, развлечения… Живи – не хочу. Дальше – удачная карьера и женитьба на девушке своего круга. Только в одном месте случилась осечка.

– …Сын у него приемный, – как бы читая его мысли, говорила всезнайка.

Котэ испытывал горячее желание встать и дать хорошенько этому неизвестному и невидимому информатору по морде. Хотя прекрасно понимал, что следовать эмоциям изначально глупо.

– А кто бездетный был: он или жена? – спросил второй голос.

– Вот этого я точно не знаю.

"Хорошо хоть, это осталось в тайне", – горько усмехнулся Котэ.

Причина была в нем. Точнее, в последствиях его бурной молодости. Потому и боготворил свою Софико, что она не подала на развод из-за бездетности, еще и согласилась чужого ребенка взять.

Грязная работа у адвоката, хотя такое никто не скажет. И чем он профессиональней, тем больше вещей, о которых не хочется вспоминать. Котэ был мастером своего дела и потому всячески избегал любых разговоров о выигранных процессах.

Попался сын одного крупного деятеля на убийстве – Котэ так повернул факты, что подсудимого выпустили из зала суда. Но надо было видеть родителей пострадавшего, который в итоге сам же оказался виноват.

"Я потеряла работу во время пандемии" – как и где искать заработок >>>

Или сутенерша, которая поставляла малолеток в Турцию. Ей грозило десять лет. Котэ так прожонглировал уликами, что дали год условно. Но мать одной из сгинувших девочек подскочила и плюнула ему в лицо с криком: "Все вернется!"

Счет выигранных дел он не вел. Клиенты занимались статистикой его удач.

Потому и бесплодие свое, подтвержденное разными светилами медицинами, он воспринял стоически. Кто знает, что ждало бы его ребенка в жизни? Тогда и уговорил жену усыновить мальчика – чтобы перекрыть чем-то хорошим все скелеты в шкафу памяти.

Софико он объяснил свое решение по-другому:

– Надо подумать о старости. Мы не вечны.

Кто же знал, что его приемный сын умрет молодым.

– …Жена у него умерла от рака, – продолжал успевший надоесть противный голос. – Он не растерялся. Тут же сына женил. Снова, значит, хозяйка в доме. Два мужика присмотрены, обстираны. И в этом ему повезло. Не всем так везет с невестками.

Котэ слушал и удивлялся. За этими скупыми желчными словами столько бессонных ночей и внутренних переживаний.

Не нужно ковырять прошлое, или История грузинской ночной бабочки с хэппи-эндом >>>

– …Сын недавно умер. В аварию попал.

– Да что ты! – охнула любопытная старуха. – Выходит, он, бедный, один остался.

– Да прям "бедный", – передразнила рассказчица. – Невестка за ним ухаживает, пылинки сдувает.

Котэ впервые за все время улыбнулся. Свою невестку Натию он любил, как родную дочь, и ставил выше племянников, которые наведывались к нему редко и явно метили на квартиру.

– Готово. Можете вставать, батоно Котэ! – бесцеремонно вторглась в его мысли парикмахер.

Котэ поблагодарил, положил пять лари на столик и вышел на улицу. Настроение, испорченное подслушанным, само собой улетучилось. Его заменила тихая радость от возникшей идеи: "Надо выдать Натию за Мамуку".

Мамука был сыном знакомого прокурора. Этот перспективный и видный парень недавно развелся.

Мысли, забегая вперед, рисовали радующую глаз картину: может, у них еще дети будут, а живут пусть у Котэ – для кого все добро хранить? Тогда не страшна одинокая старость.

... Прошло два года. Марго, позевывая, просматривала недельной давности газеты, лежавшие на журнальном столике в центре салона. Посетителей пока не было видно. Вдруг она охнула:

– Ва! Оказывается, мой клиент Котэ умер!

– Какой Котэ? – переспросила ее сотрудница-конкурентка, ревностно следившая за ее клиентурой.

– Высокий такой?

– Помнишь, говорила тебе, что невестка за ним смотрит. Вот чаличной (груз. умелый, успешный авантюрист - примеч. ред.) старик. И пожил хорошо, и невестку за раскрученного парня выдал. Она через год мальчишку родила. И досмотренный умер. Видишь, некролог напечатали. Все честь по чести.

– Н-да, – протянула другая глубокомысленно. – Везет же людям!

Теги:
Мариам Сараджишвили, Рассказы Мариам Сараджишвили


Главные темы

Орбита Sputnik