22:43 01 Декабря 2020
Прямой эфир
  • EUR3.9840
  • 100 RUB4.3704
  • USD3.3253
Обзоры
Получить короткую ссылку
Парламентские выборы в Грузии 2020 (732)
1934463

Колумнист Sputnik Грузия рассказывает, какие темы в основном освещались местными газетами на прошедшей неделе

До парламентских выборов остается меньше двух недель, и вряд ли события как вне, так и внутри страны способны повлиять на их исход. Однако, по заключению прессы, любой просчет власти может заметно отразиться на количестве голосов, полученных правящей партией.

Вопрос голосов - принципиальный. И хотя для солидных экспертов преимущество "Грузинской мечты" сомнению не подлежит, от расклада и, прежде всего, от того, какой процент избирателей поддержит ее, зависит конфигурация будущей власти. Главная интрига именно в этом.

Быть первым – не значит победить

Вариантов после выборов много. Так, партия, одолевшая 40%, получает право единолично формировать правительство. Тем не менее, чтобы утвердить его, не вступая в коалицию, ей понадобится поддержка больше половины депутатов. Причем, если парламентарии не сумеют договориться, будут назначены внеочередные выборы. На словах оппозиция все чаще хватается за них. Но слова – одно, а реальная политика – другое. На повторную кампанию, подозревает политолог Вахтанг Дзабирадзе, элементарно может не хватить ресурсов ("Ахали таоба", 14.10).

Бидзина Иванишвили уверяет, что "Мечта" получит от 54% до 60% голосов ("Резонанси", 12.10). Опровергнуть или подтвердить слова ее председателя невозможно – расхождения в итогах соцопросов в разы превышают рамки допустимой статистической погрешности. Впрочем, один из оппозиционных лидеров Гигла Барамидзе убежден, что фантастическими процентами партия власти сама себе – он так и выразился – роет могилу ("Ахали таоба", 12.10).

По мнению Дзабирадзе, впечатление такое, будто политический спектр готовится не к парламентским, а к президентским выборам. При этом инициатива ряда партий, назвавших своих кандидатов на премьерский пост, у многих экспертов вызвала сомнения ("Резонанси", 14.10). Хотя это, скорее, дань моде. Точнее, психологии избирателя, до сих пор не избавившегося от многолетней привычки знать, кто в случае победы будет править страной...

Оппозиция грозит: если победитель перешагнет 40-процентный рубеж, она выйдет на улицу ("Алиа", 12-18.10). То есть, как бы подтверждает мнение о том, что готовится не к 31 октября, а к 1 ноября. Серго Ратиани даже предрекает Иванишвили превращение из действующего миллиардера в бывшего. Оппозиционеры рассчитывают на санкции против него, признает он, косвенно одобряя давление со стороны западных партнеров ("Ахали таоба", 15.10).

Встречи, кандидаты, опросы и отчеты – итоги политической недели Грузии >>

"Мечта" надеется, что по инерции сохранит имидж борца с пандемией, а колеблющийся избиратель на выборы попросту не пойдет, подозревает профессор Гия Нодия (16.10). Тем более, суточное число инфицированных коронавирусом подбирается к 1000. Так что, если по итогам выборов оппозиция вознамерится протестовать, правительство может законно активировать режим чрезвычайного положения ("Алиа").

Сколько стоит пядь земли

И власть, и оппозиция неоднократно подтверждали – в решающие моменты они готовы на любые меры. Возможно, именно по этой причине в целом пресса сочла политизированным арест двух бывших членов комиссии по демаркации грузинско-азербайджанской границы в связи с делом Давид-Гареджи. Не до конца понятно и решение апелляционного суда оставить Ивери Мелашвили и Наталью Ильичеву в предварительном заключении, о чем упоминает "Резонанси" (16.10).

В "деле Гареджи" сильнее всего проявляются предвыборные опасения власти, подозревает политолог Хатуна Лагазидзе ("Квирис палитра", 12-18.10). А Гия Хухашвили даже усматривает в нем элементы заговора. У нас не уточнена и граница с Арменией – так почему же именно Азербайджан и именно сейчас – задает вопрос эксперт.

Впрочем, негативный акцент все заметней перемещается от исполнителей в сторону Михаила Саакашвили. Экс-президент, словно упреждая обвинение в свой адрес, сам заговорил о 70-80 миллионах долларов, получение которых ему, дескать, могут приписать. Это лишь усилило подозрения в его адрес и, естественно, не могло пройти мимо внимания прокуратуры ("Ахали таоба", 14.10). Она провела допрос бывшего в тот период премьер-министром Зураба Ногаидели.

Прямых улик пока нет, но детали и подробности свидетельствуют о том, что отношение к вопросу было крайне безответственным и несерьезным. Вплоть до того, что сейчас невозможно понять, как передавались и под чьей ответственностью находились документы комиссии и почему они хранились так бессистемно (15.10).

Что думает Патриархия Грузии о новых обстоятельствах по делу Давид-Гареджи? >>

Другой лейтмотив СМИ – не следовало давать расследованию ход в предвыборный период. Это выглядит как политический трюк, желание правящего руководства отхватить дополнительные очки. Сторонникам такой версии возражает правозащитник Николоз Мжаванадзе (14.10): выборы в Грузии будут постоянно, и это не значит, что надо молчать. Однако власть должна доказать, что мы имеем дело не с предвыборным пиаром, считает председатель Народной партии Мамука Гиоргадзе (16.10).

Карабах и крупные сдвиги в региональной геополитике

Тема Давид-Гареджи перекрыла в грузинской прессе все остальные. Даже нападение на Саакашвили, решившего встретиться в Афинах с грузинскими эмигрантами ("Ахали таоба", 12.10), в общем-то, не было подхвачено газетами. Нападавшему удалось скрыться. Личность его не установлена. К тому же, читателям известна склонность экс-президента ко всякого рода инсценировкам. Так что, вряд ли это могло негативно сказаться на рейтинге "Мечты".

Другое дело – армяно-азербайджанский конфликт, к которому некоторые издания неправомерно охладели. "Ахали таоба", та и вовсе ограничилась одной короткой заметкой в каждом номере. Между тем, события в Карабахе оказывают все большее воздействие на регион. А сама проблема постепенно превращается в узловую с геополитической точки зрения. Чего серьезные аналитики и эксперты не могут не замечать. Прогнозы их, правда, расходятся. Особенно в плане усиления влияния третьих стран на Южном Кавказе.

По мнению "Алиа", в регионе возрастет влияние России, которая может покровительствовать и армянской, и азербайджанской стороне. Однако Хатуна Лагазидзе ("Квирис палитра") полагает, что Россия предпочитает пока нейтральную позицию. Ей не хочется столкнуться с Турцией, как в Сирии и Ливии. Кроме того, ее не устраивает, что прозападные взгляды Никола Пашиняна привели к ограничению российской идеологии в армянском руководстве.

Возможно, по этой причине армянам придет пойти на уступки, не исключает профессор Игорь Квеселава ("Резонанси", 16.10). Что, кстати, чревато усилением турецкого влияния на Кавказе. Ильхам Алиев уже потребовал, чтобы Турция была включена в минскую группу ОБСЕ (12.10). Хотя тут может, наконец, сказать свое слово и Иран, с которого 17 октября официально снимаются санкции по запрету на поставку оружия (15.10).

Азербайджан и Армения обвиняют друг друга в нарушении перемирия >>

А главная опасность, по мнению Лагазидзе, заключается в том, что из-за общей нестабильности в регионе Запад может потерять к нему интерес, в том числе и к Грузии. "Грузия и мир" (14-20.10) в связи с этим утверждает, что геополитика на Кавказе уже поменялась. В таких условиях властям пора, как считает газета, выбрать для себя вместо бесполезного нейтралитета более разумную и выгодную позицию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Темы:
Парламентские выборы в Грузии 2020 (732)


Главные темы

Орбита Sputnik