20:45 13 Декабря 2019
Прямой эфир
  • EUR3.1900
  • 100 RUB4.5362
  • USD2.8661
Противостояние сторонников оппозиции и спецназа у здания парламента Грузии. Акция протеста оппозиции 18 ноября

Кому выгодно то, что происходит в Тбилиси?

© Sputnik / STRINGER
Обзоры
Получить короткую ссылку
Провал избирательной реформы и волна протестов в Грузии (168)
224263

Ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России Сергей Маркедонов считает, что особого интереса в смене правительство Грузии у ее западных партнеров не наблюдается

В Грузии снова протестуют. Несмотря на готовность властей применить силу против участников массовых акций, оппозиция обещает продолжить уличные выступления. Подводить окончательные итоги новой протестной волны пока что преждевременно. Но некоторые предварительные выводы можно сделать.

"Чудовищная коалиция": made in Georgia

Если говорить о внутриполитической динамике, то сегодня против правящей партии "Грузинская мечта" и ее лидера Бидзины Иванишвили объединились весьма разнородные силы. Против действующей власти выступают Гига Угулава и Гига Бокерия, Давид Тархан-Моурави и Нино Бурджанадзе. Протестные выступления поддержал и экс-президент Грузии Георгий Маргвелашвили, который в свое время добился электорального успеха во многом благодаря поддержке Иванишвили. До ноября 2019 года представить всех этих людей на одной политической площадке было весьма проблематично. Сегодня это факт.

Разгон акции перед парламентом Грузии - подробно как это было >>

И в этом одновременно сила и слабость как власти, так и оппозиции. С одной стороны, "Грузинская мечта", провалив поправки к Конституции о  проведении парламентских выборов исключительно по пропорциональной системе, настроила против себя весь партийно-политический спектр страны. Резоны оппонентов власти понятны. В случае отказа от любых элементов мажоритарной системы, где фаворитами становятся не столько общественные деятели, сколько "крепкие хозяйственники", партийные выдвиженцы получали бы больше шансов превратиться в депутатов. И, кто знает, не исключено, что в участников правительственной коалиции, то есть министров или вице-премьеров. Ранее внутренняя политика Грузии была фактически двухцветной. Иванишвили сначала вел борьбу против Саакашвили, потом против "коллективного Миши", то есть сторонников экс-президента, оказавшегося в эмиграции. Конечно, время от времени на грузинском политическом небосклоне появлялись деятели, выступавшие за "третий путь". Но особыми успехами они похвастаться не могли.

Сейчас на первый план вышел лозунг "Все против одного". Против Иванишвили объединились те, кто при других раскладах считали бы друг друга оппонентами.

Сегодня многие в Тбилиси вспоминают "бархатную революцию" в соседней Армении, которая тоже начиналась со схожих установок. В Ереване полтора года назад оппозиция требовала немедленного ухода Сержа Саргсяна (он позиционировался как "один против всех"), решившего пролонгировать свое пребывание у власти с помощью перехода с поста президента на должность главы правительства. Но в действительности история ситуативных коалиций намного дольше и богаче. Классическим примером является так называемая "чудовищная коалиция" 1860-х годов – в то время господарю Объединенного княжества Валахии и Молдавии (впоследствии Румынии) Александру Кузе противостоял широкий спектр оппонентов, от консерваторов до радикалов.

Между тем, в постсоветских странах "чудовищные коалиции" стали, скорее привычным явлением. И для Грузии это не новинка. Можно вспомнить "революцию роз", объединившую против Эдуарда Шеварднадзе весьма разнородные силы. Или оппозиционные выступления 2008-2012 гг. против Саакашвили, в которых выковывалась будущая "Грузинская мечта". К слову сказать, начинавшая не как партия, а именно как коалиция. Это сегодня единство Давида Усупашвили, Георгия Маргвелашвили, Ираклия Аласания и Бидзины Иванишвили выглядит экзотикой. Но оно было реальностью всего несколько лет назад.

В одиночку или вместе, что лучше?

Сегодняшнее "одиночество" правящей партии имеет и свои плюсы. У оппозиционеров нет ничего общего, кроме негативной повестки дня. Для "атлантистов" (не только из ЕНД и "Европейской Грузии", но и республиканцев) Нино Бурджанадзе выглядит как "агент Кремля". Казалось бы, ее "евроскептицизм" совпадает с подходами "Альянса патриотов" Давида Тархан-Моурави. Оба этих политика посещают Москву, встречаются с российскими представителями.

"В этой глупости живет Грузия"- Тархан-Моурави о том, на что у властей не хватает смелости >>

Но помимо идеологической близости у них имеются личные амбиции. Представим себе, что завтра-послезавтра Иванишвили и Ко оставят грузинский политический Олимп. Какая программа у "всех против одного"? Как Бурджанадзе и Бокерия будут обсуждать вопросы членства в НАТО и нормализацию отношений с Россией? Или на первый план выйдет право сильного? У кого больше сторонников на улице, тот и прав? Вопросов больше, чем ответов.

Таким образом, налицо зазор между спросом на новые имена и отсутствием качественного предложения. Проблема также отнюдь не новая для постсоветских стран. Пока есть такой зазор, правящая партия может перегруппировать силы и переждать очередную протестную волну. Но сможет ли она в своем "сосредоточении" предложить обществу нечто большее, чем застой как вариант меньшего зла по сравнению с великими потрясениями?

Внешнеполитическое измерение протестов

Между тем, ситуация в Грузии представляет интерес не только как внутриполитический сюжет. Массовые протесты в любой постсоветской стране обычно рассматриваются в контексте конкуренции крупных международных игроков на постсоветском пространстве. "Революция роз" 2003 года и сегодня видится как знаковое событие не только в контексте смены власти в этой стране, но и в корректировке ее внешнеполитического курса. В какой степени то, что происходит в ноябре нынешнего года в Тбилиси и в других грузинских городах, выгодно США, Евросоюзу, России?

На сегодняшний день, если судить по реакции западных посольств в Грузии, особого интереса к той протестной волне, которая накрыла эту кавказскую республику, у США и европейских стран не наблюдается. Следуют дежурные заявления о том, что надо решать все возникающие спорные проблемы в мирном русле и в рамках закона. У Вашингтона и Брюсселя, судя по всему, нет четкого фаворита.

Причины такого подхода ясны. Правящая партия "Грузинская мечта" не раз доказывала свою лояльность евроатлантическому выбору. В стратегическом плане она ни на йоту не отошла от курса Михаила Саакашвили. Членство в НАТО и ЕС по-прежнему остаются магистральными направлениями грузинской внешней политики. Более того, кое в чем "Мечта" даже углубила достижения предшественников. Именно во время ее правления Грузия подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом и безвизовом пересечении границ стран Шенгенского соглашения. Не сократила она и своего присутствия в Афганистане.

Осенние настроения в Грузии: названы рейтинги партий и политиков >>

В этой связи западные партнеры Тбилиси предпочитают не искать добра от добра. Ведь в сегодняшней "чудовищной коалиции" есть и евроскептики, и сторонники внеблокового статуса и нейтралитета страны. В случае серьезных потрясений они будут претендовать на что-то, с их голосом придется считаться. А американцы и их партнеры уже давно отождествляют свободу с выбором определенного внешнеполитического курса. Можно вспомнить в этом контексте отнюдь не толерантные методы грузинских правоохранителей в мае 2011 года против сторонников Нино Бурджанадзе. Кто-то из дипломатического корпуса стал сильно протестовать против этого? Кто-то отказался от участия в военном параде (разгон тех акций протеста имел место в канун Дня национальной независимости)? Вероятно по этим же причинам жесткие действия грузинских полицейских хоть в июне, хоть в ноябре 2019 года не вызывают "шока и трепета" у американских и европейских партнеров Тбилиси.

Иное дело, если бы такие действия были бы зарифмованы с заявлениями Иванишвили о вступлении в ЕАЭС или ОДКБ. Тогда бы мы многое услышали о нарушениях прав человека и гражданина "авторитарным режимом"!

Впрочем, сдержанную реакцию по отношению к грузинским событиям проявляет и Москва. Среди тех, кто протестует сегодня, есть люди, чьи взгляды являются для России вполне приемлемыми. Однако и здесь есть свои нюансы. Даже среди известных "русофилов" есть консенсус относительно необходимости восстановления территориальной целостности и реинтеграции Абхазии с Южной Осетией. Очевидно, что в случае успеха будет непросто выстраивать с ними диалог. При этом настроения в пользу отказа от западноцетричной политики сегодняшней Грузии не доминируют.

Не исключено, что в среднесрочной перспективе ситуация может измениться. Но пока она такова.

Сегодняшние протестные акции в Тбилиси, прежде всего, связаны с внутриполитической повесткой дня. Но любая внутренняя борьба может актуализировать внешнеполитические сюжеты, ведь среди грузинских "атлантистов" есть убежденность в том, что их оппонент Иванишвили – "марионетка Кремля". И хотя это никоим образом не соответствует действительности, подобные восприятия могут оказывать воздействие на текущие процессы. Об этом стоит помнить, наблюдая за развитием событий в Грузии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Темы:
Провал избирательной реформы и волна протестов в Грузии (168)


Главные темы

Орбита Sputnik