Двухпроцентный барьер от "Грузинской мечты", или Утром деньги – вечером стулья

© photo: Sputnik / StringerГлавный офис правящей партии "Грузинская мечта"
Главный офис правящей партии Грузинская мечта  - Sputnik Грузия, 1920, 13.07.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Условие правящей партии снизить избирательный барьер после предоставления Грузии кандидатского статуса стало поводом для бурных дискуссий в политическом спектре, невольно напомнив эпизод из сатирического романа Ильфа и Петрова "12 стульев"
Многое, конечно, зависело от тональности, и потому не сразу бросалось в глаза. Каждое издание постаралось подать информацию в своем обрамлении. "Мудрее" всех поступила, пожалуй, "Сакартвелос Республика": она просто дословно процитировала заявление председателя правящей партии Ираклия Кобахидзе. Надо полагать, в редакции сочли, что руководство "Мечты" придирчиво взвесило каждую фразу.

"Мы приняли следующее решение: после присвоения в декабре Грузии кандидатского статуса грузинский парламент не позднее чем в течение 1 месяца примет в трех слушаниях конституционный закон, согласно которому парламентские выборы 2024 года и все последующие будут проводиться полностью по пропорциональной системе и при 2-процентном избирательном барьере" (8-10.07).

Спрашивается, что вам еще?! Прекрасный шанс снизить уровень поляризации между партиями (общество – тема отдельная), то есть реализовать первоочередную рекомендацию Еврокомиссии. Поначалу было даже не совсем понятно, почему оппозиция встретила идею в штыки? Неужели лишь потому, что она исходила от партии власти?!
Однако, как только начинаешь вникать в оттенки и стиль заявления, тут же всплывают откровенно спорные моменты. Прежде всего, становится очевидно, что мы имеем дело с довольно небрежно замаскированным пропагандистским приемом – выдать желаемое за действительное. О чем идет речь? Да о том, что, если присмотреться повнимательней, не останется сомнений – вся позитивная мотивация логики Кобахидзе строится на иллюзии, будто статус кандидата в Евросоюз есть факт для Грузии решенный или неизбежный.
В Грузии собираются понизить барьер для партий на выборах >>
Естественно, на самом деле вопрос стоит не совсем так, чтобы не сказать совсем не так. Однако без этого звена цепочка разваливается. И выходит, что правящая партия обещает заняться совершенствованием избирательного закона, вовсе не из интересов грузинского общества и государства, а лишь чтобы "использовать" Евросоюз в интересах решения собственных проблем.
Это говоря языком, которому учат в приличных семьях. Потому что острые на формулировки журналисты предпочли бы выразиться резче, прибегнув к холодящему кровь термину "шантаж". Думаю, "Резонанси" пришлось сильно закусить удила, чтобы в конечном счете проявить деликатность, написав: в оппозиции, считают, что это похоже на торги (8.07).
И впрямь похоже!.. Достаточно заменить слово "стулья" в бессмертной фразе пьяного завскладом из романа "12 стульев" на "статус", как предложение тут же обретет значение сделки. К тому же довольно примитивной. Эдакого бартера, где одна из сторон беззастенчиво пытается выговорить себе льготные условия: "сегодня статус – завтра 2-процентый барьер!" Или, если поточнее: вы нам в декабре кандидатский статус, а мы в январе – избирательный барьер.
Единства не будет: часть оппозиции отказалась обсуждать выполнение условий Евросовета >>
Радикальная оппозиция даже вникать не стала, отрезав на корню – что тут обсуждать, если "Грузинская мечта" никогда своих обещаний не выполняет. Какие еще 2%?! – восклицает один из лидеров лейбористов Лаша Чхартишвили ("Ахали таоба", 8.07). – Они хотят в третий раз "кинуть" Евросоюз. Все у них на "после".
Чхартишвили, похоже, и не заметил, как за этим популярным у затянувшего пояса народа бытовым торговым термином, он (да и не он один) невольно признал, что в самих по себе торгах ничего неадекватного не видит. Ключевое слово у него "кинуть". Беда в том, что весь наш политический спектр давно смирился с подобными иждивенческими шаблонами. Это было выражение политической воли "Мечты", остается подождать реакции европейских партнеров, – согласен аналитик Заал Анджапаридзе ("Резонанси", 8.07).
То есть критику и споры вызывает поданный в упомянутой форме 2-процентный барьер, и некоторые партии, как "Граждане" или "Стратегия возрождения", отказываются принимать во всем этом участие. В то же время политическая элита, политологи, аналитики, журналисты, судя по всему, считают вполне естественным положение вещей, при котором авторы адресуют инициативу фактически европейским институтам, а не местной оппозиции.
"Грузинская мечта" намерена выполнить все условия Евросоюза: планы и сроки >>
Если вдуматься, присутствует в подобного рода заявлениях и другой настораживающий момент – крайняя самоуверенность лидеров "Мечты". Демонстративная, даже без характерной для политических персон показной скромности. Иначе как понять утверждение, суть которого в следующем: надо будет – за месяц проведем любой закон в трех слушаниях?! А в данном случае процесс вдобавок связан с внесением конституционных изменений. Какая ж тут, прошу прощения, поляризация?! Это откровенная политическая монополия!
А в условиях монопольного принятия решений, о гражданском обществе, как правило, забывают. И вот уже не только желаемое выдают за действительное, но, если угодно, и наоборот – действительное за желаемое. Присвоение Грузии европейской перспективы, – цитирует "Резонанси" (11.07) премьер-министра Ираклия Гарибашвили, – это признание достигнутого за многие годы прогресса.
Складывается впечатление, будто руководство страны считает грузинских граждан неспособными трезво сопоставлять факты. Особенно, когда Ираклий Кобахидзе на создавшемся напряженном фоне без обиняков поясняет – кандидатский статус Грузии будет гарантирован, если она окажется в положении Украины (7.07). Трудно сказать, так ли это, но звучит слишком уж цинично, даже из его уст.
Оппозиция ищет соратников в НПО: что будут делать партии >>
Власть не отрицает, кандидатский статус позарез необходим Грузии для преодоления поляризации. "Мечта", имея большинство в парламенте, не спешила с процессом реформирования. Она, не без позитивной в целом реакции иностранных дипломатов, была уверена, что и так всего достойна, – считает политолог Рамаз Сакварелидзе (8.07). Что хуже всего, в это поверило и грузинское общество, которое в результате отказа испытало глубочайшее разочарование.
Теперь "Мечте" приходится хвататься за любую возможность исправить положение. Тем более, хорошо понимая, что осуществить до декабря рекомендованные реформы абсолютно нереально. Это, по-видимому, и определяет стиль и характер последних заявлений правящей команды. Правда, из них непонятно, что же все-таки первично – статус или поляризация? Образно говоря: сначала деньги – потом стулья или наоборот?
Что будет, если Грузия не получит статус кандидата на вступление в ЕС? Прогноз Кобахидзе >>
Хотя для кого как. Трудно не согласиться с Сакварелидзе: оппозиционные группы, ставящие целью свержение действующей власти, абсолютно не заинтересованы в снижение поляризации, и говорить с ними на эту тему – бессмысленная затея. А вот для общественности очередность, по большому счету, не имеет абсолютно никакого значения. Она с затаенной надеждой ждет, когда же, наконец, политический спектр проникнется общенациональными интересами.
Если появится взаимное доверие, какая, собственно, разница – сначала деньги или сначала стулья? Важен результат.
По материалам грузинской прессы
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
Лента новостей
0